Кошурников Александр Михайлович 0

КОШУРНИКОВ Александр Михайлович

1905-1942

Адрес и время установки: Красноярский край, Курагинский район, п.Кошурниково, ул.Вокзальная, Железнодорожный вокзал

Время установки и автор не известны.

Текст: «В 1942 г. при изыскании трассы железной дороги Абакан-Тайшет трагически погиб инженер начальник экспедиции Кошурников Александр Михайлович 13.03.1905-03.11.1942гг.»

 

Родился 13 марта 1905 года в селе Харабли, бывшей Астраханской губернии, в семье строителя железных дорог. В Сибирь семья Кошурниковых приехала в 1913 году. А.Кошурников учился во II реальном училище г.Томска, а затем в I губернской гимназии.

В 1923-1930 гг. Александр Михайлович учился в Томском технологическом институте на инженерно-строительном факультете. По окончании его работал в Новосибирске в Сибжелдорстрое в группе технических изысканий начальником изыскательской партии, а в дальнейшем начальником титула.
С 1935 года Кошурников перешёл на строительство железных дорог: Рубцовка-Риддер, Синарская-Челябинск в должности строймастера, прораба, инженера участка и старшего инженера технического отдела.

15 ноября 1939 года, получив достаточный практический опыт по строительству железных дорог, Александр Михайлович вернулся в Сибтранспроект.
Работал в должности начальника изыскательской партии, начальника титула на таких больших линиях как Тайшет-Киренск, Новокузнецк-Абакан, Барнаул-Кулунда, Янаул-Шадринск и другие.

3 ноября 1942 года погиб на реке Казыр при изыскании трассы от Нижнеудинска до Абакана.

 ЭТО СЛУЧИЛОСЬ НА КАЗЫРЕ
Неизвестные материалы о А.М. Кошурникове
 
Троих искали сотни лю­дей. Охотники продирались сквозь непролазную тайгу, шли звериными тропами, про­валиваясь с головой в снег. Рыбаки зорко просматривали шиверы и пороги алой и не­угомонной реки Казыр, несу­щей свой бурный поток по каменному ложу, среди выся­щихся скал. Пограничники исследовали каждую пядь земли. Они поднимались вы­соко в Саяны, доходили до границы Танну-Оола. А над Казыром, нарушая гулом мо­торов таежное безмолвие, проносились самолеты. И так день за днем. Весь октябрь и ноябрь 1942 года.
Их искали геологи Москвы, Новосибирска, Абакана и Нижнеудинска. Зима тогда пришла неожиданно, мороз­ная и вьюжная. Даже неуем­ный Казыр спасовал перед ней. А по тайге в те дни про­бирались изыскатели, наме­чавшие и проверявшие трассу  для строительства последнего звена Южно-Сибирской маги­страли. Это были Александр Кошурников, Константин Стофато и Алексей Журавлев. Они не знали о том, что их ищут, изо всех сил стремились выбраться из ледяного меш­ка, дойти до цели. Три смель­чака вступили в единоборст­во с природой. А Кошурников, несмотря на смертель­ную усталость, вел регулярно свой дневник.
В те дни и появилась по­следняя и трагическая за­пись:
«3 ноября. Вторник. Пи­шу, вероятно, последний, раз. Замерзаю. Вчера, 2.XI, произошла катастрофа. По­гибли Костя и Алеша. Плот задернуло под лед, и Костя сразу ушел вместе с плотом. Алеша выскочил на лед и полз метров 25 по льду с водой. К берегу пробиться помог я ему, но на берег вытащить не мог, так он закоченел наполови­ну в воде. Я иду пешком. Очень тяжело. Голодный, мокрый, без огня и без пи­щи. Вероятно, сегодня за­мерзну».
А их все искали. И только через год, четвертого октяб­ря, был найден труп А. М. Кошурникова, документы и его дневник. Позднее на ос­нове исследований трех смельчаков и была проложе­на трасса Абакан—Тайшет, вступившая в строй в конце 1965 года. О Кошурникове, Журавлеве и Стофато написаны книги, и все они основываются на материалах дневника А. М. Кошурникова.

КТО ЖЕ ОБНАРУЖИЛ и спас для нас этот заме­чательный документ, раскрыл тайну исчезновения изыскате­лей? За прошедшие годы пи­сатели и журналисты не раз пытались найти и встретить­ся с этими людьми, выяс­нить детали тех дней. Появи­лась версия, что дневник най­ден и спасен рыболовецкой бригадой. Якобы участвовали в этом К. Лихачев, А. Баш­таков, А. Бяков и другие. Многие участники той экспе­диции умерли, оставшиеся в живых не читали книг, где рассказывалось о спасении дневника. И только сейчас удалось восстановить истин­ную картину, найти человека и документы, подтвержда­ющие ее.
Передо мной пожелтевший от времени листок. На нем машинописный текст. При­вожу его дословно:
 «Приказ по Новосибир­скому Отделению Союзтранспроекта Н К П С. № 309 от 16 ноября 1943 г., гор. Новосибирск.
Рыбак поселка Нижняя Тридцатка Артемовского района СТЕПАНОВ И. Ф. 4-го октября с. г. на реке Казыр, в районе катастро­фы группы нач. экспедиции Кошурникова, обнаружил документы и тело Кошурникова А. М. Об этом сразу же поставил в известность начальника погранзаставы и руководство Сибтранс­проекта. Одновременно со своей женой принял меры к сохранению найденных доку­ментов.  Оказал также со­действие судмедэкспертизе по поднятию и доставке тела нач. экспедиции Кошурникова А. М.
Приказываю:
За проявленную инициа­тиву и оказанную помощь— семье СТЕПАНОВА И. Ф. объявить благодарность и выдать вознаграждение в сумме 3000 рублей. Зам. нач. Сибтранспроекта Хвостик».
Известно, что И. Ф Степа­нов умер в 1950 году. Ну, а где его жена, помогавшая ему в тот день? О ней не упоминается ни в одной кни­ге. Недавно выяснилось, что Анна Васильевна Степанова жива и здорова, проживает в аскизской тайге, у предго­рий Кузнецкого Алатау, в поселке Бирикчуль.

И ВОТ Я ВСТРЕТИЛСЯ с нею. Это невысокая, пол­ная, но очень живая и энер­гичная женщина. Ей уже 69 лет, но выглядит она значи­тельно моложе.
—        Так ведь    всю    жизнь в тайге  провела,  —   улыбнулась Анна   Васильевна.  —  А  таеж­ники   —   народ   крепкий.
Она встала, сняла со сте­ны портреты Кошурникова, Журавлева и Стофато. Эти фотографии ей подарил коллектив института Сибтранс­проекта 23 года назад.
—        Семья наша много лет подряд жила в тайге, на берегу сердитого Казыра, — задумчиво   рассказывает   Степанова.  —  Росли  дети, а мы с мужем рыбачили по договору для Артемовского  золотопродснаба. Не одни мы там жили, были и другие рыбаки.
Осенью сорок второго года на погранзаставе (граница с Тувой тогда была) нам нака­зали искать пропавших в тай­ге людей — геологов. Нико­му не удалось своевременно напасть на след. Только че­рез год. В тот день, рано ут­ром четвертого октября, мы с мужем поплыли вверх по Казыру. А это же не река, а черт! Пороги, ямы, огромные камни навалены. Поднялись вверх, шиверу прошли, там быстрина еще есть, «баней» называ­ли ее. Только отдохнули и хо­тели плыть дальше, как муж увидел бумаги на камнях. Из воды торчали разных разме­ров голыши, а к ним прилеплены какие-то мокрые листки. Начали их собирать.  Инно­кентий Фомич правил, а я шестом из лодки снимала бу­мажки с камней, складывала в лодку. Много их набра­лось. Карты были, другие до­кументы, но почти все  раз­мыто. Потом направились к берегу. Подплыли к крупным камням, смотрю — между ними тетрадь толстая, мок­рая. Вытащила, на листках что-то карандашом написано, а к обложке накрепко при­лип крошечный карандашик. Так и не поняла, как он удер­жался там.
Подобрались почти к само­му берегу, смотрим, на мел­коте в воде лежит человек. Вниз лицом, руки раскинуты. На нем гимнастерка железно­дорожная, стеганые брюки, сапоги. Узнать его нельзя было. Уж очень долго лежал в воде. В кармане нашли паспорт Кошурникова А. М., часы «Павел Буре» и 60 руб­лей. А рядом с трупом лежа­ла полевая сумка. Водой в ней промыло стенку, и все бумаги, что мы подобрали, выплыли.
День был хороший, солнечный. Разложила я по все­му берегу бумаги, расшила тетрадь по листочку и тоже начала сушить. Подсохли они довольно быстро. Там, где чернилами написано, ничего не понять, размыто. А где ка­рандашом — свободно, четко. Наплакалась вволю, такие строчки тяжело было спо­койно читать. Подошел тут Иннокентий Фомич, тоже стал просматривать бумаги.
Засиживаться некогда было. Надо торопиться на заставу, ведь там-то давно ищут про­павших, даже отец Кошурни­кова из Москвы приезжал, я с ним разговаривала. Собра­лись в обратный путь, доло­жили начальнику заставы, сдали документы. Он похва­лил, что высушили все.
Похоронили Александра Михайловича на высоком берегу Казыра, почти рядом с нашим домом.
Я слушал взволнованный рассказ Анны  Васильевны, временами она цитировала по памяти отрывки из дневника, и по ее щекам катились слезы... Она решила снова побывать в тех местах, посмот­реть на дорогу, которая про­шла сквозь Саяны, раздвину­ла тайгу и принесла новую жизнь в те дикие и ранее необжитые места. Просила по­мочь ей совершить такую по­ездку. В ближайшее время Анна Васильевна проедет по трассе Абакан—Тайшет.
Г.  СИМКИН
"Красноярский рабочий"

О подвиге изыскателей писали:

Воеводина, Г. Три имени в одно сольются : Кошурников, Стофато, Журавлев  [40-летию трассы мужества Абакан – Тайшет посвящается]. – Аргументы успеха Курагино. – 2002. - № 33. – С. 4 : фото.

Воеводина, Г. Три имени в одно сольются : Кошурников, Стофато, Журавлев  [40-летию трассы мужества Абакан – Тайшет посвящается. Продолж. Нач. в № 33]. – Аргументы успеха Курагино. – 2002. - № 34. – С. 4 : фото.

Воеводина, Г. Три имени в одно сольются : Кошурников, Стофато, Журавлев [60-летию изыскания трассы мужества Абакан – Тайшет. Строительство станции Курагино]. – Аргументы успеха Курагино. – 2002. - № 37. – С. 4 : фото.

Захаров, С. Крестный путь Александра Кошурникова. – Наш Красноярский край. – 2013. – 8 нояб. – С. 20.

Кайгородов, Р. На берегу Казыра : железнодорожники организовали поездку к могиле легендарного изыскателя. – Красноярский железнодорожник. – 2012. – № 42. – С. 1, 11 : фото.

Михайлов, А. Пропавшая экспедиция : тайна трагедии на Казыре. – Наш край. – 2002. – 23 мая.

Мишкина, М. Кошурников шел на верную смерть. – Красноярский рабочий. – 23 окт. – С. 10. : фото.

Несяев, В. Подвиг пропавшей экспедиции. – Красноярский рабочий. – 2002. – 25 мая. – С. 2 : фото.

Петухов, С. Три задачи экспедиции [участники водной экспедиции прошли по маршруту знаменитых изыскателей]. – Аргументы успеха Курагино. – 2002. - № 35. – С. 4 : фото.

Пудник, С. Шестидесятилетнему юбилею подвига изыскателей посвящается… - Тубинские вести. – 2002. ­- 25 окт. – С. 3 : фото.

Селькина, И. Мы помним героев [60 лет подвигу первопроходцев]. – Тубинские вести. – 2002. – 1 нояб.

Сизых, Г. Их именами названы станции. – Заветы Ильича. – 1967.- 28 нояб. – С. 2, 4.

Стамборовский, Н. Через тернии к бессмертию : к 60-летию трагедии изыскателей «Сибтранспроекта». – Наш край. – 2002. – 31 окт. – С. 13. : рис., фото.

Три имени в одно сольются : Кошурников, Стофато, Журавлев [60-летию изыскания трассы мужества Абакан – Тайшет. «Озвучивание» дороги]. – Аргументы успеха Курагино. – 2002. - № 41. – С. 4 : фото.

Унгуряну, Н. Точка переосмысления действительности [на могиле А.М. Кошурникова побывала инициативная группа, чтобы почтить память изыскателей]. – Твои аргументы. – 2015. – 8 июля. – С. 9 : фото.

Хустик, С. Дорогой мужества : как погибли первые изыскатели трассы Абакан – Тайшет. – Аргументы и факты. - № 44. – С. 32 : фото.