Submitted by Olga Ivanovna … on пн, 06/03/2017 - 16:01

В 120 км от Курагина, на берегу реки Казыр, есть заимка Нижне-Казырская. Место дивное, хорошо известное туристам, рыбакам и охотникам. На берегу Казыра возвышается стела, символично изготовленная из железнодорожных рельс. От стелы ведёт дорожка к могиле известного изыскателя Александра Михайловича Кошурникова.

   Ступеньки поднимаются в гору, где в тени сосен находится последнее пристанище этого замечательного человека. Подвиг трёх изыскателей помнят и чтут до сих пор, хотя прошло уже более семидесяти лет.

   Шел суровый 1942-й год. Под лозунгом: "Всё для фронта! Всё для победы!" жила вся страна. Что только стоило снарядить подобную экспедицию. На строгом учете был каждый килограмм крупы и каждая буханка хлеба. Дата выхода постоянно откладывалась. Александр Михайлович писал другу: "Сколько еще просижу здесь - неизвестно. Главное, что не могу поехать без сапог, на остальное бы наплевал".

    Военное время и близость района изысканий к границе прибавляло хлопот. Запретили пользование рацией. Выяснилось, что никто из бывалых людей Новосибирска по Казыру не ходил, а карты, которые как-то могут помочь в работе, сняты еще в 1909 году. Руководитель экспедиции хорошо понимал сложность задачи, писал в пояснительной записке к смете: "Немногочисленные экспедиции, которые проходили Центральные Саяны, всегда сопровождались человеческими жертвами - в порогах при сплаве на плотах, при переправах через реки, в горных обвалах и лавинах".

стела

    Выйти к первому населённому пункту изыскатели рассчитывали к 20 октября. Аномально ранняя зима внесла свои коррективы в план похода. Родные и друзья начали поиски экспедиции, но все их усилия успехом не увенчались. Были предположения, что они отклонились от маршрута и перешли границу, но все, кто знал этих людей, не допускали даже такой мысли. Только спустя год, после трагических событий, местные рыбаки нашли тело Кошурникова и листки из его дневника: "3 ноября. Вторник. Пишу, вероятно, в последний раз. Замерзаю. Вчера, 2 ноября, произошла катастрофа: погибли Костя и Алеша. Плот задернуло под лед, и Костя сразу ушел вместе с плотом. Алеша выскочил на лед и полз метров 25 по льду с водой. К берегу пробиться помог я ему, но на берег вытащить не мог, так он и закоченел наполовину в воде. Я иду пешком. Очень тяжело. Голодный, мокрый, без огня и пищи. Вероятно, скоро замерзну".

могила
И сейчас можно прочитать эти последние строки над могилой этого человека.

Он уже понимал, что погибает, но до последней минуты оставался верен своему долгу. Делал пометки в своём дневнике о местности, чтобы следующим изыскателям было легче продолжить их работу. Для двух спутников Кошурникова, Константина Стофато и Алексея Журавлёва, могилой стал холодный и глубокий Казыр.

   Могилу Александра Михайловича навещают школьники, геологи, железнодорожники, туристы. Капсула в стене хранит записки людей, которые отдали дань памяти этому человеку: "Пусть имя Ваше будет жить, вечно. Ваш подвиг будет примером для многих"; "Зажигает тот, кто сам горит, так и Ваша жизнь, дорогой наш советский Человек, - искра будущих подвигов в сердцах юных строителей коммунизма"; "Преклоняемся перед человеком, чья жизнь - подвиг"; "Мы прошли твой маршрут, Михалыч"; "Посетили могилу Кошурникова. Замечательный был Человечище"; "В память о товарищах, отдавших жизнь делу изысканий железных дорог, мы прошли их последним маршрутом. В походе я стремился понять всю трудность и героизм трёх простых советских людей. Склоняю голову перед их трудом и выдержкой до конца".

Используемая литература:

  1. В. Чивилихин «Серебряные рельсы», М., «Молодая гвардия», 1978.
  2. Сайт «Район, в котором мы живём!» http://www.nikava.ru/ 
  3. Фото: Владимира Никулкина.