В 35 км к западу от поселка Курагино на правой стороне крутого скального массива реки Туба находится Шалоболинская писаница — памятник древнего наскального творчества. Специалисты выделяют этот памятник, как наиболее значимый на территории Красноярского края.

Шалоболинская писаница поражает своей масштабностью. Специалисты выделяют 8 мест скопления рисунков на протяжении 3 км скального массива, расположенных на различной высоте от 1,5 м до 150 м. В настоящее время насчитывается около 500 плоскостей с рисунками. Не только специалистов, но и простых туристов впечатляет высокое разнообразие древних технических приемов исполнения изображений. В разное время преобладали разные техники исполнения. В итоге, нашему вниманию предстают картины, которые были выполнены в разных стилях и разными средствами: минеральными красителями (охрой), черным красящим пигментом (битумная тушь), путем выбивки, шлифовки, полировки, гравировки и др. Нередко на Шалоболинской писанице можно встретить случаи комбинированного сочетания различных техник при выполнении рисунка. Разнообразие сюжетов и живописность образов поражает. Батальные сцены и скотоводческие сюжеты, многофигурные панно с участием лосей, медведей, маралов, кабанов, диких быков и лошадей. Экзотичные личины фантастического облика и мифические чудовища, резные рунические знаки и монгольские надписи.

писаница

По мнению ученых Шалоболинские петроглифы охватывают широкий временной диапазон: от эпохи камня (6–8, возможно, 9–12 тыс. лет назад) до этнографической и исторической современности (конец XIX – первая половина XX вв.).

Как говорит директор музея археологии и этнографии, доцент кафедры музееведения исторического факультета Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева, кандидат исторических наук Александр Леонидович Заика: «На примере сюжетов наскального творчества Шалоболинской писаницы ярко прослеживаются основные вехи местной, отечественной и мировой истории: послеледниковый период, «неолитическая революция», волны индоарийской миграции, возникновение скотоводства и освоение металла, скифская культура, гуннская экспансия, великое переселение народов, возникновение письменности, образование раннефеодального Хакасского государства, монгольское нашествие, миссионерская деятельность православной церкви среди местных сибирских народов, политическая ссылка XIX – XX вв. и др».

шалоболинская

Также ученые отмечают содержательный аспект древних композиций. «Иллюстрации древних мифологем каменного века с участием зооморфных объектов поклонения. Сложные мировоззренческие модели мироустройства зоо-антропоморфного вида эпохи ранней бронзы. Абстрагированная символика космических циклов, культ колеса в петроглифах эпохи металла. Культ коня и приоритеты военной идеологии в композициях эпохи железа. Культ гор и родовых предков в эпоху средневековья. Идеи шаманизма сибирских народов и др».

Все эти факты свидетельствуют о том, что Шалаболинская писаница для разных народов являлась храмом под открытым небом. Это древний культовый комплекс со своим алтарем и иконостасом в виде мифических сюжетов и древних объектов поклонения.

Чем это сакральное место на протяжении многих тысяч лет притягивало к себе? Своей ли красотой или особой энергетикой, которая откроется лишь тем, кто готов её принять? У нас ещё есть уникальная возможность побывать в этом удивительном месте и прикоснуться к истории тех народов, что жили здесь до нас. Но только бережное и внимательное отношение поможет сохранить этот уникальный памятник для наших потомков.

Используемая литература:

Список объектов археологического наследия, находящихся на государственной охране по Курагинскому району.

Заика, А. «Шалоболинская писаница по своей значимости – это явление планетарного характера» : беседа с кандидатом исторических наук, доцентом кафедры музееведения историч. ф-та Красноярского пед. гос. ун-та им. В.П.Астафьева А.Заика / Аблясов С. // «Тубинские вести». – 2016. – 28 сент. – С. 1 : фото.

Заика, А.Л. Шалоболинская писаница. Вопросы музеефикации // Сборник материалов Международного семинара-тренинга по историко-культурному наследию стран СНГ, проведенного 19-23 сентября 2011 года в городе Алматы (Казахстан). – Алматы, 2011. – С. 109-120 : ил.

«Район, в котором мы живём!» // электронный ресурс nikava.ru

 фото Владимира Никулкина

По страницам газетных публикаций

ЗАПОВЕДНУЮ ГОРУ ОХРАНЯЮТ ДУХИ

МИСТИКА
В прошлом году ученые из Красноярского государственного педагогического университета провели здесь по заказу комитета по охране памятников истории и культуры Красноярского края масштабные ис­следования. И сразу заметили, что это место охраняют духи.
Научный сотрудник лаборатории археологии КГПУ Александр Заика не задобрил вовремя "хозяев" скал и едва не погиб под камнепадом.
- Вечером я закончил работу и ушел спать в лагерь, - рассказыва­ет Александр Леонидович. - Утром, то место, где я работал, не узнал: оно было завалено каменными глыбами, которые вывернули с корнем даже вековые тополя. Задержись я здесь, не стоило бы беспокоиться по по­воду похорон, достаточно было бы поставить только крестик. Подобные места, как я убеждался и раньше, обладают какой-то особой энергети­кой. Приведу несколько примеров. Однажды на Мане мы изучали уни­кальные рисунки шаманского бубна, выполненного в натуральную вели­чину. Как только приблизились к нему, внезапно начался страшный ливень. Он продолжался трое суток. В конце концов, мы решили посту­чать по бубну. Удивительно, но факт - дождь резко прекратился. Более того, вплоть до Красноярска нас со­провождала на удивление ясная по­года, хотя по всей округе шли осен­ние дожди. Позже на реке Ангаре  трое суток не удавалось сделать простейшую операцию: снять маску из папье-маше с каменного извая­ния. Маска все время сползала, ничего не получалось. И только на третий день, когда к подножию каменного идола было принесено все ценное, что у нас осталось (конфеты, деньги, сигареты и т.д.), несмотря на сильный снег, маска получилась...
После того страшного камнепада мы каждый день старались задоб­рить духов горы, "подкармливали" их водкой. Может быть, поэтому рабо­ты на скале проходили в "бескров­ном" варианте.
Кстати, мистика ощущается там даже в поведении животных. Гово­рят, что именно с этой скалы в про­пасть часто срываются бараны. А однажды было замечено, что к об­рыву животных подгоняют... вороны! Этот удивительный факт даже уда­лось запечатлеть на видеопленке.

КОЛДУНЫ
Сейчас, чтобы произвести иссле­дования, ученым приходится заби­раться на отвесные склоны со спе­циальным снаряжением. Трудно представить, что так же карабкался на скалу древний человек.
- Можно предположить, что ког­да-то эти скалы не были такими труднодоступными, - поясняет Александр заика. - С другой стороны, рисунки в самых сложных местах имели свой особенный смысл. Их ведь делали в основном жрецы, шаманы племени, колдуны. Чем выше и недоступнее место нанесения рисунка, тем боль­ше авторитет автора. Таким обра­зом, можно сказать, что колдуны вли­яли на "электорат". А местные жите­ли даже в XX веке считали, что ри­сунки появляются сами собой и де­лают их духи.
 
КРАСКИ
Самые древние петроглифы от­носятся к эпохе неолита - 5-6 тысяч лет до нашей эры. В этот период древние изображали только живот­ных: лося, марала, медведя; человек был еще "непопулярен", зависим от природы.
Причем эти изображения на­столько реалистичны, что напомина­ют фотографию! Древним художни­кам удавалось прорисовывать фигу­ры, максимально приближенные к оригиналу; схожесть по возможности сохранялась даже в размерах (представьте себе огромного лося на скале). Способ раскраски сейчас покажется вам варварским, но в свое время был самым обыч­ным делом: в качестве красителя древние люди использовали кровь уби­тых животных, что явля­лось неким "извинитель­ным" обрядом за убий­ство и залогом того, что это изображение оживет, и обилие дичи не иссяк­нет. Кстати, позже люди стали использовать более гуманный краситель - охру, но иногда ее тоже замешивали с кровью.
 
СЮЖЕТЫ
В эпоху энеолита (4 тыс. лет на­зад) для наскальной росписи уже применялись металлические предметы.
- Именно к этому периоду относятся самые эпатирующие сюжеты: фигуры фантастического облика, - рассказывает Александр Заика. - Одна из панорам с изображением людей нас просто поразила. В цен­тре композиции - лик человека с лу­чами и рогами (кстати, на всех ли­ках древние люди прорисовывали третий глаз). Слева - человекопо­добная фигура в колпаке, без рук. Между ними - лось с прорисованным скелетом, пораженный стрелой. Справа изображен человек с раскинутыми в сторону руками, разбрасы­вающий звезды, обозначенные кре­стиками. Правее - еще один чело­век без рук. Картина явно нарисова­на одним автором, представляет единый сюжет и характеризует древ­нее представление о мироустрой­стве. Центральная фигура - боже­ство, от которого зависит жизнь че­ловека и стабильность природных явлений (восход и закат, смена вре­мен года и т.д.).
Середина второго тысячелетия до нашей эры, эпоха бронзы, карди­нально поменяла манеру наскаль­ной живописи. Рисунки этого перио­да отличаются схематизмом: тело, руки, ноги - простые палочки. Самая интересная картина этого периода - изображение колесницы, запряжен­ной животными, на которой едет че­ловек. Поражает проекция - рисунок выполнен не сбоку, как принято сей­час, а как бы сверху.
Переходный период - "минус" пя­тый век и до первого тысячелетия нашей эры - опять кардиальные пе­ремены, своеобразный резонанс в искусстве. Здесь можно увидеть ле­тящих оленей (но без крыльев), хищ­ников, свернувшихся клубком... По­пулярны сцены охоты.
Позже кочевники выполняли ри­сунки методом гравировки, что гораз­до проще, быстрее и менее трудо­емко.
Также в начале первого тысяче­летия нашей эры пользуются при­оритетами батальные сцены и сюже­ты конной охоты. Примечательно, что на большинстве изображений лошадей в профиль задняя часть ту­ловища животных развернута в фас.  В эпоху средневековья, очевид­но, появляется культ хозяина гор. К священной скале приходили проси­тели и после определенных обрядов оставляли на камне свой родовой знак, проще говоря, автограф, что­бы божество при выполнении просьб "не ошибся адресом". С древними записями соседствуют современные. На одном из участков Шалаболинской писаницы изображен двуглавый орел, картина явно относит­ся к царским временам. На другом - глубоко под чьей-то фамилией в ска­ле выбита историческая справка: "признан врагом народа и осужден на 10 лет, сослан в Сибирь!"
Не миновали Шалоболинскую писаницу и надписи, типа: "Здесь был Вася!" В отличие от древних современным "художникам" для это­го не потребовалось долото - подоб­ные "лозунги" нанесены обычной масляной краской.

ПОД ОХРАНУ!
Увы, сейчас петроглифы пребы­вают в плачевном состоянии. Под воздействием естественных эрозий­ных процессов плоскости растрески­ваются и осыпаются, нижние ярусы скалы уже погребены под осыпями скальных пород. Остановить этот процесс человеку не под силу - вре­мя берет свое. Однако радует то, что до сих пор уникальный памятник культуры не стал местом паломни­чества любопытствующих и даже местных жителей - добраться до него слишком сложно, и поэтому со­хранился до сих пор практически не­тронутым.
К тому же с 1974 года памятник находится под госохраной.
Постановлением Совета Мини­стров РСФСР от 04.12.74 г. Шалоболинская писаница принята под госу­дарственную охрану как памятник археологии федерального (общероссийского) значения, - сообщил стар­ший научный сотрудник комитета по охране памятников Виктор Буторин. - А наш комитет, в свою очередь, готовит документы для создания на месте Шалоболинской писаницы ох­раняемого историко-культурного заповедника для организации научно­го туризма.
Мария МИШКИНА, "Красноярский комсомолец", 2002, №22

ТАМ ЖИВУТ УЖАСНЫЕ ЛЮДИ-ДИКАРИ...

Высокая отвесная скала тянется вдоль берега полноводной Тубы на пять километров. Почти на всём протяжении каменные выступы украшают рисунки древних людей. Недалеко от скалы стоит старинное село Шалаболино. От него скала с рисунками и получила название Шалаболинской писаницы.

Шалаболинская писаница известна специалистам во всём мире. Она славится не только огромным количеством рисун­ков, но и необычайно высоким, художественным уровнем мно­гих произведении наскальной живописи, разнообразием сю­жетов, форм и методов их воп­лощения. Каменные полотна на берегу реки Тубы отображают историю племён Южной Сиби­ри за громадный промежуток времени, восемь — десять пос­ледних тысячелетий.

Сегодня учёные и студенты исторического факультета Красноярского государственно­го педагогического университе­та имени В. П. Астафьева увле­чены поиском новых, неизвес­тных прежде рисунков. Эти ри­сунки могут оказаться в ниж­ней части скалы, под осыпями камней, обрушившихся с вер­хних горизонтов, а также под наносами песка, принесённого рекой во время половодий. Рас­чистка подножья скалы требу­ет огромного труда. Но ребятам такая работа, судя по их настро­ению, не в тягость.

— С самого начала меня не покидает ощущение таинствен­ности и загадочности, — при­знался второкурсник Владимир Капитоненко. — Зачем древний человек рисовал эти картины, что они для него значили и что он хотел передать нам, своим далёким потомкам?

Нынешним летом на помощь студентам прибыл отряд школь­ников из Норильска. После дол­гого перерыва возобновил свою работу лагерь педагогического университета «Юный археолог», в своё время отлично зареко­мендовавший себя на раскопках в Северном Приангарье. Воз­можность для этой поездки на юг края ребятам предоставил фонд президента РАО «Нориль­ский никель» Михаила Прохо­рова.

На берегу Тубы юным архео­логам интересно всё: и содер­жание наскальных композиций, и методы копирования рисун­ков. Руководитель экспедиции кандидат исторических наук Александр Заика старается об­стоятельно ответить на каждый вопрос. Затаив дыхание, разгля­дывают молодые люди изобра­жения на скалах, пытаясь уга­дать их сокровенный смысл. Вот стоит на коленях человек, у ко­торого руки явно связаны за спиной. Видимо, пленник. Дру­гой человек склонился над пленником. Что означает эта сцена? Готовят пленника к жер­твоприношению? Или хотят получить от него какие-то тай­ные сведения? И невольно ожи­вают в воображении прочитан­ные когда-то страницы приклю­ченческих книг об «ужасных дикарях».

Заместитель мэра Норильска Игорь Степаненко рад тому, что ребята из заполярного города получили возможность познако­миться с удивительным памят­ником прошлого и вложили свою лепту в его изучение. Во время раскопок было открыто несколько новых рисунков, об­наружено погребение древнего человека.

Многих ребят заинтересовал рассказ Александра Заики о нео­бычных и труднообъяснимых явлениях, которые приходилось ему наблюдать в разные годы у писаных скал.

— Поначалу я не обращал на такие явления внимания, — го­ворит бывалый археолог, поме­шивая угли в костре. — Но по мере накопления фактов вы­нужден был задуматься. Первый

писаница

такой случай произошёл однаж­ды осенью на берегу речки Ои в Шушенском районе. Мы тог­да разбили лагерь у самой ска­лы с петроглифами. День стоял тёплый, солнечный. Вдруг ни с того ни с сего над скалой за­висла чёрная косматая туча. Она окружила скалу со всех сторон — казалось, будто вышла из самой скалы. Налетел свирепый ветер. В один миг он сорвал па­латку и унёс её прочь, разбро­сал вещи. И сразу же ударил град. А потом ещё и снег припоро­шил наши вещи сверху. При­шлось срочно искать для лагеря другое место.

— Через несколько лет мы вернулись на то же место, но уже с другой группой школьни­ков, — помолчав, продолжил свой рассказ Александр Леони­дович. — Я на всякий случай напомнил ребятам о предыду­щем случае. Мол, нельзя разби­вать лагерь под такой необыч­ной скалой. Должно быть, не любит она этого. К сожалению, к моим доводам не прислуша­лись. Более того, руководитель лагеря обвинил меня в пропа­ганде «вредных суеверий». И всё повторилось, как в предыдущий раз. Только вместо града с неба

обрушился мощный ливень, загрохотал гром, молнии нача­ли бить по лагерю. Мы с детьми едва успели укрыться в ближай­шем лесу. За считанные мину­ты лагерь был разгромлен пол­ностью. Вот вам и «суеверие»!

По мнению Заики, каждая писаница была для наших пред­ков отнюдь не только художе­ственной галереей, а священ­ным храмом. Причём храмом со своим иконостасом, алтарём, а нередко и погостом. Кто же ус­траивает стоянку в храме или на погосте или портит стены хра­ма надписями типа «Здесь был Вася»? Святыни предков требу­ют к себе почтительного отно­шения.

— На следующий год поста­раюсь обязательно приехать сюда снова, — поделился сво­ими планами Владимир Капи­тоненко. — Хочу заняться более детальным изучением этих ин­тереснейших петроглифов.

О подобном желании заяви­ли студенты исторического фа­культета Андрей Техтереков, Руслан Шабибулин и другие ребята. А заместитель мэра Но­рильска Игорь Степаненко вы­разил надежду на то, что и ко­личество школьников, выезжа­ющих из Норильского промыш­ленного района для активного отдыха на юг края, к Шалаболинским скалам, непременно возрастёт.

Юрий УГОЛЬКОВ, соб. корр. «Красноярского рабочего», 2005, 2 сент.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА В КАРТИНКАХ

 «Шалаболииская писани­ца», уникальный памятник древнего наскального творче­ства, выстоявший как мини­мум 8 тысяч лет, сегодня на­ходится в аварийном состо­янии.

— Меня там чуть не засыпа­ло, — говорит научный сотруд­ник лаборатории археологии Красноярского педуниверситета Александр Заика, — благо успел вовремя уйти. Сначала помень­ше камни начали падать, потом глыбы — все больше и больше. Хороший обвал получился — деревья с корнем вырывало.

Мало того, что время идет и от естественных разрушений ни­куда не денешься, так еще и люди помогают. В соседней деревне Ильинке, тоже полуразвалившейся и полузаброшенной и дома, и заборы сплошь плит­няком выложены. А не так дав­но здесь, рядом с рисунками ты­сячелетней давности, и вовсе промышленные взрывы велись —  добывали камень, щебенку для строительных целей. Только в нынешнем году территория в Курагинском районе на реке Тубе, вдоль которой почти на три километра растянулись сот­ни наскальных петроглифов, была отчуждена и стала имено­ваться государственной соб­ственностью историко-культур­ного назначения. Есть идея со­здать здесь музей под открытым небом, однако перспектива на­столько туманна, что даже го­ворить об этом как-то неудобно.

Пока сделан только первый шаг —  началось обстоятельное изу­чение памятника с научной точ­ки зрения, которое продлится не меньше 5 лет. Этим летом на «Шалаболинской писанице» по­работала археологическая экспе­диция во главе с Александром Заикой!

— Самое интересное, — рас­сказывает он, — эти рисунки преднамеренно уничтожали и раньше, причем в довольно древние времена. Просто брали какой-то шлифовальный камень и сдирали изображение, чтобы сверху нанести что-то свое. Ви­димо, прежние картинки уже не вписывались в новое представ­ление о мироздании и человеке. Мы это только сейчас впервые обнаружили, и сколько я был на разных симпозиумах — о таких фактах ничего не слышал. К при­меру, был нарисован бык, его затерли и нанесли изображения солнцеголовых существ — такие маски с лучами. И их тоже кто-то уже начал стирать. Увидеть старые, наслоившиеся друг на друга контуры сложно — они, будто анимация, появляются вдруг только в предрассветные или закатные часы, и то при условии, что погода стоит влаж­ная. Так что на скале приходи­лось сидеть сутками, но несколь­ко копий таких двойных, трой­ных изображений нам сделать все-таки удалось.

Археологи заодно освоили и альпинистские премудрости. Что­бы добраться до верхних рисун­ков (по масштабам памятнику нет равных: он не только растя­нут в длину, петроглифы встре­чаются и на очень большой вы­соте — до 150 метров), протяги­вали веревки или, как они их называют, «сопли». Концы при­вязывали к дереву, сооружали нечто вроде качелей и висели в воздухе часами. Каким образам к вершинам добирались древние художники, неизвестно, навер­ное, тоже перекидывали ремни или крутили арканы. Но рисовать на самом верху, ближе к солн­цу, они любили — это факт. Воз­можно, так диктовала вера, мо­жет быть, между ними шла свое­образная конкуренция — чем выше, тем престижнее. Просто­му смертному так высоко не под­няться, значит, тот, кто смог, заслуживает почтения. У соседей-хакасов по этому поводу суще­ствуют легенды — изображения на скалах появляются сами, по­тому что их рисуют духи.

Кроме того, сотрудники экс­педиции расчистили часть осы­пей и впервые обнаружили но­вые петроглифы, которые сохра­нились намного лучше уже из­вестных, будто их законсервиро­вали. До сих пор никому почему-то не приходило в голову копать, хотя археологов на «Шалаболинской писанице» перебывало мно­жество, и отечественных, и за)-рубежных. Памятник широко из­вестен, сведения о нем есть во всех серьезных изданиях, копии наскальных рисунков обошли весь мир, но он, как ни стран­но, остается малоизученным. Если продолжать раскопки, на­верняка изображения найдутся и глубже, не исключено — даже ниже уровня реки. Если это так, там вполне могут быть петрог­лифы древнего каменного века, оставленные 20—30 тысяч лет назад.

— Пока можно говорить толь­ко об относительной хроноло­гии, — говорит Александр Заи­ка, — последние рисунки, пред­ставляющие исторический инте­рес, относятся к концу XIX и началу XX века. Там есть и дву­главые орлы, и пятиконечные звезды, и надписи ссыльных ре­волюционеров вроде «Пролета­рии всех стран, соединяйтесь». А самые старые появились как ми­нимум в новом каменном веке, то есть были нанесены пример­но 8 тысяч лет назад. Возможно, есть и более древние, но точно определить мы этого не можем. Наиболее архаичный пласт труд­но понять, потому что мы слабо знаем бытовую сторону жизни человека того времени, сложно даже сказать, каким он был по антропологическому типу. Ни одного погребения в этом райо­не до сих пор не найдено. Беда в том, что в Хакасско-Минусинской котловине все сдувает вет­ром. А может быть, этих людей тогда вообще не хоронили, а отправляли в лодке по реке в стра­ну мертвых. Существовала гори­зонтальная модель мира, ключе­вую роль в ней играла именно река. Исток ассоциировался с восходом солнца, оптимисти­ческим началом, а устье — с закатом, зимой, смертью.

Единственное, что можно сказать точно об этом неизвест­ном народе, — они рыбачили с помощью остроги (есть сцены рыбалки и изображения самой рыбы, чаще всего — осетров) и охотились на сохатых и маралов. На рисунках встречаются и мед­веди, но скорей как священные животные. А еще первобытные художники были на удивление единодушны в выборе места для своего наскального творчества. На одних склонах, вроде бы удобных и гладких, нет ничего, а другие, весьма неказистые, испещрены вдоль и поперек в несколько слоев. Может быть, шаманы по каким-то своим при­метам эти участки указывали, может, сами рисовальщики их чувствовали — были своего рода служителями культа, посвящен­ными. Так же как в христиан­стве, к примеру, далеко не каж­дый вправе писать иконы. А «Шалаболинская писаница» в целом была огромным храмом под открытым небом, где совер­шались ритуальные обряды.

Причем менялось время, и в соответствии с новыми веяния­ми менялись «иконы». Отсюда и полное уничтожение старых сю­жетов, и стремление внести от­дельные поправки. Допустим, в XXVIII веке до нашей эры на­рисовали быка, а в VII—VIII, двадцать веков спустя, так заг­нули ему рога, что получился козел. Потому что именно гор­ный козел к этому времени стал священным животным, его рога символизировали солнце, были посредниками между верхним и нижним мирами. А потом на быка-козла посадили еще и луч­ника — в период великого пе­реселения народов воины почи­тались особенно.

Теперь, увы, вся эта нагляд­ная история неумолимо осыпа­ется и разрушается. Докумен­тально признано, что памятник федерального значения, имею­щий мировую известность, пре­бывает в аварийном состоянии. А как его спасать — не знает никто. Даже если музей под от­крытым небом будет когда-ни­будь открыт, непонятно, каким образом можно укрепить саму писаницу. Каких-то серьезных технологий для этого, тем бо­лее столь масштабных, пока просто не придумали. А если на­скальная живопись перестанет "существовать, кажется, остано­вится время.

Лариса РЯБИНИНА

Курагинский район

«Красноярский  рабочий. Пятница», 18.10.2002 г.

 

Археологический памятник «Шалаболинская писаница»

(тезисы)

Аплошкина Марина,

уч-ся 10 класса средней школы с. Шалоболино

Курагинский район, 2003г.

 

Шалаболинская писаница была издавна известна местному населению. К ней проявляли интерес и заезжие российские чиновники. Первое упоминание о ней принадлежит Минусинскому окружному начальнику и известному этнографу Н.А. Кострову, который назвал данные петроглифы Шалаболинскими. Сообщения Н.А. Кострова впоследствии были опубликованы бывшим дворянским заседателем Красноярского уездного суда Г.И. Спасским.

Уже в записях московских послов и землепроходцев XVII в. упоминаются эти рисунки, а затем петроглифам уделяют внимание академические экспедиции XVIII в. Копии наскальных рисунков снимали исследователи Сибири Д.Г. Мессершмидт, Ф. Саленберг П.С. Паласс. Позже осматривал рисунки во время своих служебных поездок чиновник И. Скороговоров. В конце 80-х годов XVIII в. изучением петроглифов занималась финская экспедиция во главе с профессором Гельсингфорского университета И. Р. Распелиным, но путевые дневники и великолепные иллюстрации шалаболинских петроглифов были опубликованы только в 1931 г. участником экспедиции X. Аппельгрен-Кивало и в 1933 А.М. Тальгреном. В 1885 г. И.Т. Савенков вместе с орнитологом М.Е. Кибортом во время поездки по р. Тубе, руководствуясь сообщением крестьянина Н.А. Трухина из с. Тесинского обнаружили и скопировали ряд изображений Шалаболинской писаницы. Наиболее полный набор эстам пажей с подробнейшим описанием петроглифов сделал крупнейший исследователь наскального искусства Среднего Енисея А.В. Адрианов. Частично материал исследований были опубликованы К. Вяткиной.

В   50-х   гг.   XX   в.   петроглифы   исследовались   этнографом   и   археологом   НI Николаевым. В эти же годы они были осмотрены Э.Р. Рыгдылоном  и А.П. Окладниковым. Ряд сцен с их кратким описанием были опубликованы Ю.С. Гришиным и Б.Г. Тихоновым 1966 г. шалаболинские петроглифы осмотрел и сфотографировал известный исследователь первобытного искусства А.А. Формозов. В    1968   г.   Каменским   отрядом   Красноярске археологической экспедиции   ИА АН СССР под руководством Я.А. Шера шалаболинские петроглифы были обследованы по «сокращенной программе», как не попадающие в зон затопления   будущего   Красноярского   водохранилища.   Копирование,   фотофиксация и описание   петроглифов   проводились   выборочно.   Предпочтение   отдавалось   наиболее показательным и интересным сюжетам.

С 1977 г. в течение трех лет писаница изучалась петроглифическим отрядом Южно-Сибирской археологической экспедиции КемГУ под руководством Г.М. Пяткина. В состав отряда входил профессиональный художник В.Ф. Капелько (г. Минусинск), которым был разработан оригинальный метод копирования наскальных изображений на микалентную бумагу,   прекрасно   себя   зарекомендовавший   и   позволивший   копировать   петроглифы максимально точно и объективно в большом объеме, довольно быстро.

Но, несмотря на всю полноту и объективность многолетних исследований, достоверность полученной информации, памятник требовал более углубленного и детального исследования на современном уровне науки, уточнения известных данных, принятия мер по охране памятника и его паспортизации. С этой целью отрядом по паспортизации памятников археологии Красноярского педагогического университета в 2001 г. были проведены следующие работы: установление границ памятника, топо-, фото -, и видеосъемка его местонахождения, выявление и копирование разрушающихся петроглифов, определение современного состояния памятника. В результате работ в значительной мере расширены границы памятника, выявлены ранее неизвестные плоскости с рисунками и новые изображения в известных композициях. В августе 2002 г. на писанице снова работала историко-археологическая экспедиция КГПУ, под руководством ректора НИ. Дроздова и научного сотрудника Заики А. Л. В этой экспедиции принимал участие отряд старшеклассников Шалаболинской школы.

Стилистические особенности и мотивы Шалаболинских петроглифов. Шалаболинские петроглифы подарили науке более 500 удивительных творений древних художников. Эта каменная галерея, памятник изобразительного искусства людей разных эпох, создавалась тысячелетиями.

Шалаболинская писаница представляет собой огромный храм под открытым небом, тесно связанный с физико-географическими особенностями среды, чутко реагирующий на природные изменения флоры и фауны, на изменения в культуре и мировоззрении людей. Окруженная горами писаница, входит в ту же зону первобытного искусства, что и Ангара, и Лена, что говорит об общей культурной подоснове, скорее всего этнической. Это древнее святилище, где совершались языческие мольбища, которые сопровождались жертвоприношениями животных. Рисунки на писанице реалистичны, потому что древнее искусство восходит к действительности и отражает ее. Сейчас по наскальным изображениям мы можем судить о приемах охоты, рыболовства, об орудиях труда и идеологии наших предков.

Для Шалаболинской писаницы характерны большое разнообразие стилей и технических приемов изображения. Разнородные и разновременные влияния - степные, таежные, западные и южные - обусловили разностильность сибирских петроглифов. Так, появление среди рыболовов и охотников скотоводческих племен с их другой культурой, другим миропониманием, сразу дало новые изображения на писанице, новые стилевые особенности.

Некоторые композиции этой каменной галереи написаны охрой разных оттенков, от теплого кровавика, потерявшего свою яркость от времени, до жесткого, почти фиолетового тона охры. До сих пор около писаницы встречаются залежи красной и желтой охры. Шлифовались рисунки осколками песчаника.

Здесь же встречаются рисунки, выполненные в скелетном стиле. Это контурное изображение тела животного, которое покрыто поперечной штриховкой, как бы обозначающей ребра. Такой техникой, например, выполнено изображение лося.

Набор сюжетов Шалаболинских петроглифов ограничен. Это животные, стреляющие лучники, сцены охоты, лодки с пловцами, человеческие личины, фантастические хищники, ритуальные действия, что еще раз подтверждает культовый характер петроглифов. Сюжеты рисунков меняются в зависимости от того, как изменяются условия жизни людей, их хозяйственная деятельность.

На рисунках раннего времени преобладают мотивы изображения одиночных животных, хотя площади скальных массивов позволяли изображать большие композиции. Основными промысловыми животными в эпоху неолита и бронзы были лось, благородный олень, медведь, косуля и кабан, а в степях еще обитал и зубр, фигурами. Изображения

Но на Шалаболинских писаницах есть специфические сюжеты, характерные только для Сибири. Они появились позже. Это человеческие личины в трехрогих головных уборах, хороводы     из     маленьких     человечков,     фантастические     (хаотические)     хищники, антропоморфные фигуры. Позже появились изображения солярных знаков: звезд, крестов, солнца. Используя свободное пространство скал, древние художники изображали и целые композиции с многочисленными фигурами.

Иногда более ранние изображения на Шалаболинских писаницах перекрываются более поздними рисунками. Случаи перекрывания (палимпсест) одного изображения другими на скалах нередки. Например, фигуры лошадей перекрывают изображения быков.

Есть и другое мнение, что отдельные рисунки преднамеренно уничтожались в древние времена. Просто брали какой-то шлифовальный камень и сдирали изображение, чтобы сверху нанести что-то свое. Менялось время и в соответствии с новыми веяниями, менялись рисунки. Отсюда и полное уничтожение старых сюжетов, и стремление внести отдельные поправки. Видимо, прежние картинки уже не вписывались в новое представление о мироздании и человеке. Увидеть старые, наслоившиеся друг на друга контуры сложно - они будто анимация появляются вдруг только в предрассветные или закатные часы, и то при условии, что погода стоит влажная.

Ученые-археологи, работающие с наскальными рисунками, обратили внимание на то, что первобытные художники были на удивление единодушны в выборе места для своего наскального творчества. На одних склонах, вроде бы удобных и гладких, нет ничего, а другие, весьма неказистые испещрены рисунками вдоль и поперек в несколько слоев. Это, возможно, говорит о преемственности древних художников, а, может быть, шаманы по каким-то своим приметам указывали на эти участки, или сами художники их чувствовали, - были тоже, своего рода служителями культу, посвященными; а может это связано с чем-то другим, нам пока неизвестным.

В рисунках Шалаболинской писаницы отражены все стороны жизни первобытных людей. Так, на Шалаболинской писанице изображены:

Мотивы писаницы количество
лось 156
олень (марал) 71
человек 58
непознанные 50
быки 38
знаки 32
медведи 25
лодки 22
лошади 16
кабаны 16
козлы 11
всадники 5
маски-личины 5
антропоморфные 4
рыбы 4
фантастические животные 4
птицы 3
бубны 1
Итого: 531 изображение

Одной из особенностей Шалаболинской писаницы является то, что нигде больше на писаницах Сибири не изображался медведь так часто, как здесь (25 раз). Рисунки медведей отличаются реализмом, динамичностью, сравнительно крупными размерами. Скорее всего, медведи - священные животные. И почти всегда рядом с медведем преследуемый или противопоставляемый ему лось. Противоборство или противостояние медведя и лося символизирует борьбу двух космических существ.

 

 

Хронология Шалаболинской писаницы.

Вопрос о хронологии Шалаболинских наскальных рисунков очень спорный. Одна группа ученых относит их к V-IV тыс. до н.э., другая группа - к Ш-П тыс. до н.э., хотя допускает наличие некоторых изображений, относящихся к V-IV тыс. до н.э.

Одним из принципов датировки наскальных рисунков является стилистическое, сюжетное, репертуарное сопоставление их с изображениями на плитах, найденных в разно культурных погребениях (могильниках) Минусинской котловины, Ангары, Лены, Алтая. Исходя из этого сопоставления с хорошо датированными рисунками других археологических памятников Сибири, ученые различают на Шалаболинской писанице рисунки окуневского времени, тагарского и таштыкского.

Но есть небольшое количество изображений, которые эти ученые относят к V-IV тыс. до н.э., т.е. каменному веку. Сопоставление их техники исполнения, стилистических, сюжетных и репертуарных особенностей с хорошо датированными рисунками других писаниц позволяет отнести эти изображения к неолитическому времени.

Окуневские изображения на Шалаболинской писанице можно подразделить на раннеокуневские и окуневские.

Ранние окуневские изображения III в до н.э. отражают становление новых форм хозяйствования. Рисунки этого времени не выходят за рамки изображения диких животных (лось, олень, марал, медведь и т.д.). Лось - хозяин, а медведь - другой хозяин тайги. Это обычный сюжет доокуневских и раннеокуневских изображений. Это противоборствующие стороны. Все ранние окуневские рисунки связанны с изображением именно этих животных. Ранним рисункам свойственна реалистичность, индивидуальность.

Наскальные рисунки окуневского периода. Скотоводство в южную Сибирь было занесено извне, но опыт накапливали сами, приспосабливаясь к суровому климату. Меняется сюжет наскальных рисунков, связанных с изменением форм хозяйствования, психологией и мировоззрением людей. Это уже рисунки окуневского времени. Выдвигаются новые божества: бык-производиель и корова-прародительница. Быки изображаются с татуировкой и раскраской на морде, личинами на туловище, хотя старые традиции в изображениях еще сильны.

Для рисунков окуневского времени характерен четко выраженный солярный культ и культ матери-прародительницы. Ученые-археологи отмечают неординарные изобразительные приемы, характерные для феноменального явления - окуневского искусства. В это время окуневцы стали поклоняться домашним животным. Меняются образы наскальных рисунков окуневской культуры (П-1 тыс. до н.э.) Появляются изображения медведя, овец, крупного рогатого скота, человеческих масок, шаманов-личин с тремя глазами.

Фантастические изображения шалаболинской писаницы демонстрируют поразительное обилие деталей в образах; разнообразны приемы и техника исполнения; ни один зверь не повторяет другого. Необычность хищников подчеркивается сочетанием не сочетающихся черт: медвежья морда, длинный, иногда раздвоенный змеиный язык, лапы хищной птицы, поджарое волчье туловище. Они подчеркивают, что зверь силен, даже страшен, непобедим или равен противоборствующей стороне. Лось, олень и медведь в окуневскую эпоху символизируют борьбу двух космических существ.

Второй типичный сюжет окуневского времени - рожающая женщина. Это неудачные роды. Изображение на камне - попытка оградить с помощью особого ритуала от нежелательных последствий, т.е. «усилить магическими приемами производительную силу человеческой общины и природы, т.е. животного мира»

Рисунки тагарского периода. Помимо памятников окуневской культуры на Шалаболинской писанице есть рисунки, относящиеся к тагарскому периоду. Их немного. Изображения эти связаны с эпохой ранних скифских кочевников (VII-II в. до н.э.)

Для раннего тагарского периода характерно скотоводство и зарождающееся мотыжное земледелие. Это период военно-демократического строя с военачальником и вождем. Меняются мотивы изображений: появляется на скалах всадник с луком на коне. Своеобразна манера изображения лошади: передняя нога животного согнута в коленном суставе и слегка поджата назад. Туловище коня изображено в виде прямой линии, спускающейся вниз с двух сторон, так что получаются стилизованные хвост и грива, голова всадника - выбитый прямой круг, туловище - в виде треугольника. В фигурах животных нет движения, они статичны.

Другой сюжет, характерный для тагарской культуры - это изображение нападения хищника на копытных животных.

Немногочисленные рисунки Шалаболинских скал тагарского периода имеют широкий круг аналогов, ограниченных во времени эпохой ранних кочевников. Подобные изображения встречаются   на   большой  территории   -   от   Забайкалья   до   Урала.   Сложный   про становления и развития искусства тагарских племен проявляется во взаимном влиянии на друга населения этой обширной территории.

Таштыкская     культура     в     Шалаболинской     писанице.     Среди     рисунков Шалаболинской писаницы есть изображения, относящиеся к таштыкской культуре (II н.э. - V в н.э.) (В этот период европеоидное население динлинов сменилось монголоидно тюрко-язычным. Это время начала выплавки железа, время патриархального уклада).

Рисунки таштыкского времени не спутаешь с рисунками других эпох. Главное место в репертуаре стал занимать человек - не просто человек, а человек - воин, воин-охрантитель, мужчина-охотник, повелитель и укротитель окружающего животного мира. По особенному изображается фигура человека, корпус его изображается в фас, ноги в профиль или ступнями в одну сторону, что присуще позе всадника, стреляющего из лука. Тонкая талия, короткая, до колен, одежда оставляет их открытыми, нижняя линия верхней одежды резким уступом соединяется с линией ног.

Своеобразно и изображение луков. Уже, возможно, существовал сложносоставной лук, что видно на рисунках, и было уже два варианта луков, были и наконечники стрел - боевые и для охоты, с разной конфигурацией - ромбической и ярусной.

Мировоззрение древних людей, отраженное в рисунках на камне.

Шалаболинским петроглифам приписывали и мифологическое, и магическое мемориальное и чисто эстетическое значение. До сих пор ученые пытаются понять, зачем на стенах пещер наносились рисунки, с какими обрядами и мифами они связаны.

На наскальных рисунках этого времени можно видеть отряд охотников на оленей быков, танцующих людей. Они изображены условно и не отличаются один от другого, у них нет лиц. Их движения переданы очень живо, и почти всегда можно понять, что они делают. Глядя на такие изображения люди, видели не только себя, но и своих умерших предков, действиям которых они пытались подражать, потому что считали их особенными. Может быть, они были не только людьми, но отчасти и животными - такие представления прибавляли людям силы и могущества.

На Шалаболинских писаницах хорошо прослеживается: лодки, люди, животные - носители жизненной силы, оптимистического начала - обращены к восходу солнца, к истоку реки, а изображения носителей смерти обращены на запад, к закату солнца, к устью реки, которая уносит души умерших. Может быть, поэтому на скалах так часто встречается изображение лодок с антропоморфными фигурами. Интересно еще, что в районе Шалаболинских петроглифов не найдено ни одного погребения. Вполне вероятно, что в те давние времена людей вообще не хоронили, а отправляли на лодке по реке в страну мертвых.

Часто на Шалаболинских петроглифах встречается изображение антропоморфных фигур, вооруженных копьями, с острием на голове, с помощью которых, видимо, боролись со злыми духами.

Души умерших на рисунках принимают вид птиц, улетающих в потусторонний мир, или может быть, птицы уносят души умерших. Птицы эти особые, светлые. Это солнечный солярный символ. Воздействие солнечного третьего глаза пока не изучено.

Помимо круга с точкой на писаницах часто встречается изображение креста (земное значение, иногда подземное). Крест отделяет души умерших от мира живых людей. Среди изображений Шалаболинской писаницы встречаются рисунки хитонических (фантастических) животных. Эти существа борются с самой жизнью, но крест ограждает мир живых от чудовищных подземных сил. Изображение рогов на рисунках символизирует мощь, от  которой  идет  порождение  всего   сущего   на  Земле.     Космический   культ   и   культ размножения сливаются.

Незамкнутые личины писаницы - это, возможно, водный дух, водная стихия. От водного духа зависела охота на воде, рыбалка. Личины водных духов нарисованы на неудобных плоскостях скал: на обрывающихся в воду утесах, на прибрежных валунах, около бродов, речных переправ, порогов, т.е. в опасных местах. Надо «умилостивить» водного хозяина, принести ему жертву, совершив соответствующий обряд.

Изображение коровы связано с изобилием, плодородием. Часто корова изображается на скалах с солярными знаками, что говорит, может быть, о ее священности. Корова - Прародительница, Праматерь, действовавшая во всех трех мирах Вселенной.

Чаще всего археологи-исследователи приходят к мысли, что Шалаболинские петроглифы носили культовый характер, а сама «Шалаболинская писаница» в целом была огромным храмом под огромным небом, где совершались ритуальные обряды.

Современное состояние памятника. Шалаболинские петроглифы в силу своей уникальности являются ценным источником, характеризующим как материальную, так и духовную культуру древнего населения, свидетельствуют о различных этапах развития мировоззрения, психологии, художественного творчества и мышления наших предков.

Выстояв как минимум 8 тысяч лет, этот уникальный памятник древнего наскального творчества сегодня находится в аварийном состоянии. Разрушению памятника под воздействием естественных эрозивных процессов способствует его географическое положение, Шалаболинские петроглифы расположены на правом берегу реки Тубы (правый приток р. Енисей) на высоком (до 200 м.) крутом, береговом скальном массиве, сложенном девонскими песчаниками, который имеет протяженность в северо-восточном направлении около 2,5 км. Береговые утесы начинаются в 0,6 км к юго-востоку от деревни Ильинка и заканчиваются выше, по течению р. Тубы в устье реки Шушь, что в 5 км к юго-западу от села Шалаболино Курагинского района Красноярского края.

Вздыбленные на большую высоту скалы, разрезанные многочисленными логами, круто обрываются в воду, оставляя узкую полоску суши. В паводок рисунки постоянно затопляются, а ледоходы оставляют неизгладимые следы в виде глубоких царапин и сколов на некогда гладких поверхностях с изображениями.

По масштабам этому уникальному памятнику древнего наскального творчества нет равных: он не только растянут в длину, петроглифы есть и на очень большой высоте. Всего насчитывается около 500 плоскостей с рисунками, которые встречаются на всем протяжении скального массива на различных высотах от 1,5 до 150 м от августовского уреза воды.

Скопления петроглифов локализированы на 8 участках скальных обнажений, разделены территориально или имеют естественные границы в виде мощных осыпей скальных пород, ложбин, участков прижима реки. По высоте весь скальный массив можно разделить на три яруса: первый нижний, блоки которого находятся на высоте 1-6 м над уровнем воды; второй средний - из массивных блоков на высоте 10-20 м; третий - верхний, из отдельных блоков на высоте 150-200 м. Такое членение определено естественной структурой камня и топографией рисунков, насыщенностью изображений и расположением их на разных высотах.

Думается, что в древности доступ к нижнему ярусу был, не всегда свободен, а выбитые или нарисованные здесь изображения вода безжалостно уничтожала. И сейчас, это - наиболее подверженный разрушению участок памятника. Под воздействием естественных эрозивных процессов плоскости растрескиваются и осыпаются. Некоторые, ранее опубликованные рисунки уничтожены. Ежегодно изображения разрушаются от паводковых вод, многие погребены под осыпями скальных пород или мощными напластованиями наносного грунта.

Мало того, что время идет, и от естественных разрушений никуда не денешься, так еще и люди способствуют разрушению уникального памятника. В соседней деревне, Ильинке многие строения выложены плитняком, который скорее всего, брали у ближайших скал. А не так давно, здесь рядом с рисунками тысячелетней давности и вовсе промышленные взрывы велись, - добывали камень - щебенку для строительных целей. Поэтому крайний, наиболее  доступный юго-восточный участок писаницы сильно пострадал от котлованов и осыпей технического происхождения.

Документально признано, что памятник федерального значения, имеющий мировую известность, пребывает в аварийном состоянии, а как его спасать – не знает никто. Даже если музей под открытым небом будет когда-нибудь открыт, непонятно, каким образом можно укрепить саму писаницу, уберечь ее от естественных разрушений. Каких-то серьезных технологий для этого, тем более таких масштабных пока просто не придумали. Проблем вокруг сохранения этого уникального памятника наскального творчества очень много. А если наскальная живопись перестанет существовать, кажется, остановится время.

 

Список использованной литературы

Адрианов, А.В. Отчёт об исследовании писаниц в Минусинском крае летом 1964 г. / А.В. Адрианов - Архив музея археологии и этнографии ТГУ. Ед.ХР.55

Вяткина, К.В. Шалаболинские (Тесинские) наскальные изображения / К.В. Вяткина // СМАЭ. Т.12-М.-Л., 1949.-С.417-419

Дроздов, Н. И. Археология - наука о древности / Н.И. Дроздов. - ЮГУ, 2002

Заика, А.Л. Образ медведя в наскальном искусстве Среднего Енисея и Ангары /А.Заика, СП. Журавков,- КГПУ, 2003

Заика, Л.П. Отчет о полевых исследованиях археологического памятника «Шалаболинская писаница» в 2001 г. /  Л.П. Заика. - Красноярск, 2002

 Захаров Ю. Практика шамана - целителя / Ю. Захаров. - М, 1998